Click on the slide!

Пьер Абеляр:О многом писать можно гораздо смелее, чем говорить.Мы стараемся!  

Click on the slide!

Черчилль:Только та статистика надежна,которую сфальсифицировали вы сами.У нас уже более 2000 подписчиков!     

Click on the slide!

Бернард Шоу:Мои шутки заключаются в том, что я говорю людям правду. Это самая смешная шутка на свете. СКАЖИТЕ ЛЮДЯМ ПРАВДУ! 

Frontpage Slideshow (version 2.0.0) - Copyright © 2006-2008 by JoomlaWorks

Авторизация

Подскажите друзьям

Каталоги

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Отставить стук!

 

В первый день победы нашей,

Много лет тому назад,

Ехал повар вдоль по штрассе

С ротной кухней щей и каши,

Ехал в бой кормить солдат.

Но приехал с опозданьем.

Бой окончен, сдался враг,

 

В свое время в мою бытность старшим инженером группы в N-ском ракетном полку наш командир группы Дементьев Сергей Павлович собрался идти в отпуск, а его не отпускают, так как первым номером дежурить некому,  нет подмены. В силу моей подготовки я готов был сдать на первого номера, но... замполит полка заявил, что первым номером может дежурить только ...член КПСС или хотя бы кандидат в члены. На что я согласился и сказал: "Давайте  вступлю!" А он: "Тебя на примут!"  ?!!! И тут я выдал: "Давайте на спор, что примут!"
В итоге я беру рекомендации у командира полка, главного инженера и комсомольской организации группы. Заседание партбюро части. Голосование по вопросу приема меня в кандидаты.

 

1976 год.Перед выполнением технического обслуживания боевого ракетного комплекса в казахстанской степи командирами инженерных отделений технической ракетной базы был получен спирт. Один из командиров  сидел буквально верхом на опечатанной канистре. По окончании рабочего дня офицеры прибыли в административно-жилой городок и разошлись по домам. Через полчаса - общий сбор! Что случилось? Выяснилось, что у того самого командира в канистре (опечатанной !) оказалась вода! Главный инженер везет всех снова в часть, так как  двадцать литров спирта в руках (или уже в желудках?) солдат. Происшествие дивизионного масштаба! Обыскали всё, вплоть до бочек с огурцами и капустой. Плафоны, запасные колеса.... Ничего! Привлекли доверенных лиц из числа молодого пополнения. Ничего! А старослужащие солдаты на легком подпитии, с выхлопом, но молчат.Так искали несколько дней. А в одном из расчетов  стоял на вооружении раздолбаный КРАЗ.

 

Служил я году в 89-ом, в ГСВГ (кто не знает, это Группа СоветскихВойск в Германии) замкомвзвода взвода управления начальника артиллерии полка (ВУНА). Во лафа была, но не суть.
Так вот кругом перестройка, вывод войск из Афгана, открытость, гласность,американцам передают секретные схемы в их посольстве и т.д. Короче бардак.
И решили наши советские генералы под это дело тоже отличиться, в смысле открытость свою показать. Пригласили НАТОвских, значит, генерало вна совместные типа учения. В смысле показать нашу доблестную Красную Армию
лицом, мол, не только водку пить и огурцы у немцев воровать умеем, но и воевать, блин.
Приезжаем на Магдебургский полигон, а там саперы тако-ого понастроили,просто глаз генеральский радуется. Поле битвы все в траншеях, как в учебнике,по линеечке. Капониры там всякие. Редуты, в общем. А для генеральских нужд
два НП (наблюдательных пункта) - один значит наш, а чуть правее значит вражеский (в смысле НАТОвский). Это вообще произведение искусства: полы, стеночки чуть не из мореного дуба, комнаты отдыха зарытые в почву (на случай
бомбежки, наверное), навесы от солнца веселенькой камуфляжной окрасочки.В общем, чтобы воевать удобнее было.
Ну, расположились. Тут мы, там они (береты там зеленые, фуражки белые,пилотки с кантиком, чуть не каски рогатые). Начали воевать. Все как положено: артподготовка, танки, потом пехота. За Родину, за Сталина,в общем. Красота-а, генералы умиляются, скупую слезу пускают. Полковник наш сияет - угодил, значит, в Москву поедет.
Ну и под занавес - показательные стрельбы нашей противотанковой батареи.Подрулили БРДМки (машинка такая на колесиках, бронированная) батарейные, развернулись цепью, красиво поныряли в капониры и давай по танкам (мишеням, конечно) струячить. А струячат так метрах в стах от НП, все и без бинокля замечательно видно.
Бамс ракетой - нет танка. Бамс еще - опять, значит, молодцы. Все рады.
Гордо косятся на НАТОвцев, вот, мол, какие мы, приезжайте к нам на танке.

 

Я знаю, что этот случай похож на анекдот, но если бы я лично не присутствовал при этом событии, описанном здесь, то не был бы так уверен в его правдивости…  Он произошел в забытом Богом, но не людьми краю - в  комнате офицерского общежития в одной из частей Ракетных войск стратегического назначения, расположенной в степном раздолье Северного Казахстана. Нас, молодых лейтенантов, сразу после окончания училища назначали на должности начальников боевых расчетов. Развлечений в редкие выходные дни предлагалось немного: кинофильм в Дом культуры Советской Армии привозили один раз в неделю, да по субботам и воскресеньям танцы, на которых выбор девушек был сильно ограничен – закрытый гарнизон! Очень часто редкие выходные выпадали на будни и тогда - совсем тоска!  И тогда мы садились играть в преферанс, благо в училище считалось, что офицер должен обязательно уметь играть в эту довольно сложную игру.

Стояла долгая, почти семь месяцев в году, тургайская зима… С метелями (местные аборигены их «шайтанами» называли), со снегом и сорокоградусными морозами.

В этот вечер я сменился с боевого дежурства. Добирались домой долго, через «заметы» на грейдерах, промерзли как «цуцики», грелись в холодном автобусе одними сигаретами… Короче, с трудом добрались…

Вхожу в свою  комнату холостяцкого общежития, а там… Дым коромыслом, шум-гам – трое моих сослуживцев, тоже, как и я, молодых и холостых лейтенантов режутся в преферанс, и, видимо уже давно, судя по горе окурков на столе… Соответственно, 3-х литровая банка спирта на столе, но закуски уже нет. Тут я вспомнил, что мне из Крыма пришла посылка с вареньем, а чтобы стеклянные банки были сохраннее, мама пересыпала их сухофруктами. Варенье, конечно же, было почти моментально съедено –  четыре взрослых мужских организма справились с этой задачей в кратчайшие сроки, а сухофрукты так и остались в ящике под кроватью. Пыльный ящик немедленно был водружен на стол. Восторгу публики не было предела!